Троицкая и Южноуральская епархия

Русская Православная Церковь (Московский патриархат)

Официальный сайт

По благословению епископа Троицкого и Южноуральского Григория

История епархии

Троицкая епархия образована решением Священного Синода РПЦ от 26 июля 2012 года путем выделения из состава Челябинской и Златоустовской епархии двух новых епархий – Магнитогорской и Троицкой, которые совместно с Челябинской епархией составляют Челябинскую митрополию.

Троицкая епархия объединяет церковные приходы в административных границах Варненского, Еткульского, Октябрьского, Пластовского, Троицкого, Увельского, Уйского и Чесменского районов Челябинской обл.

Троицкая епархия является исторической преемницей Троицкого викариатства Челябинской епархии. В период раскола в РПЦ на территории современной Челябинской обл. существовали две епархии: православная (староцерковническая или «сергиевская») и обновленческая, обе они, как и до революции, имели по два викариатства – Троицкое и Кустанайское. Троицкое староцерковническое викариатство (1924–1928 г.), как и учрежденная в августе 1925 года Троицкая епархия обновленческой ориентации, объединяли церковные приходы Троицкого округа Уральской обл. В состав Троицкого округа входили следующие районы: Брединский, Варнинский, Верхнеуральский, Каракульский, Кизильский, Кочкарский, Магнитный, Нагайбакский, Полтавский, Троицкий, Увельский, Уйский.

Из зарегистрированных в 1928 году на территории Троицкого округа 136-ти религиозных обществ, 85 было тихоновских, 23 обновленческих. Троицким викариатством управляли епископы Николай (Амасийский) (1925–1926 г.), Дионисий (Прозоровский) (1925 г .), Антоний (Миловидов) (1927–1928 г.). В период отсутствия викарных епископов Троицкое викариатство управлялось Челябинскими епископами. Троицкое викариатство было закрыто 27апреля 1928 года определением Св. Патриаршего Синода с целью «лучшей постановки дел в епархии и для объединения ее», предполагалось «сосредоточить управление в руках одного епископа». Челябинскому архиерею присваивался титул «Челябинского и Троицкого» с правом, «по усмотрению местной пользы, проживать в Троицке, но с обязательством посещать Челябинск для служения, по крайней мере, один раз в месяц». В феврале 1928 года правящим архиереем был назначен епископ Назарий (Андреев). Арестованного в сентябре 1928 года епископа Назария, обвиненного в контрреволюционной деятельности, сменил епископ Мелхиседек (Аверченко). В 1933 году епископ Мелхиседек, вместе со священниками и членами церковной общины Александро-Невской церкви г. Троицка, был арестован по обвинению в создании антисоветской организации. Это событие знаменовало ликвидацию организационной структуры православных общин Челябинской обл.

С 1935 по 1988 годы приходы Челябинской обл. входили в состав Омской (1935–1936 г.), затем Свердловской епархии (1936–1947, 1960–1988 г.). С 1947 по 1959 год было разрешено существование Челябинской епархии, в 1989 году в Челябинской обл. вновь была учреждена самостоятельная епархия – Челябинская и Златоустовская. 

*  *  *

Создание новых церковно-административных единиц и их разукрупнение имеет давнюю историю, в том числе, и на Южном Урале.

До революции населенные пункты современной Троицкой епархии располагались на землях Троицкого, Челябинского и Верхнеуральского уездов Оренбургской губернии и Оренбургской епархии. Создание новых государственных и церковных органов управления являлось частью державного плана по освоению обширнейших территорий империи, раскинувшихся между Поволжьем и Сибирью. Необходимость укрепления безопасности внутренних и внешних границ обусловили военно-хозяйственный характер колонизации Южного Урала.

Для решения этой задачи была организована Оренбургская экспедиция (17'34–1744 г.) во главе с И.К. Кирилловым – обер-секретарем Сената и известным географом. Первым делом была закладка крепостей на пограничных линиях – Самарской, Сакмарской, Нижне-Яицкой, Исетской, Уйско-Тобольской. Строительство военно-крепостных поселений позволило наладить регулярную социально-экономическую жизнедеятельность, большая роль в ней отводилась меновой торговле, как внутренней, так и зарубежной. Дальнейшее функционирование крепостей и организация безопасности населения и новых земель было возложено на основанное в 1748 году Оренбургское казачье войско. Крепостные укрепления были основаны в 1730–1740-х годах, на территории современной Троицкой епархии – это крепости Еткульская (1736 г .), Петропавловская (1739 г .), Уйская (1742 г .), Каракульская, Крутоярская, Санарская, Степная, Троицкая в 1743 году, Коельская (1747 г .), Кичигинская (1748 г .), Нижнеувельская (1749 г .).

Бóльшая часть крепостей и редутов была заложена по указанию действительного тайного советника, в дальнейшем первого губернатора Оренбургского края И.И. Неплюева. Именование новые поселения получали исходя из местной топонимики, фамилий основателей (напр., Кичигинская) или ближайшего праздника церковного календаря (напр., Петропавловская, Троицкая).

Image title

Накануне празднования Святой Троицы в 1743 году, для закладки очередной крепости И.И. Неплюевым была выбрана местность, расположенная в междуречье Уя и Увельки. Вполне логично, что первая церковь нового укрепления получила то же именование. Можно предположить, что величавое посвящение военного поселения и храма сыграло свою роль в формировании исторического пути Троицка. Эпоха Петра открыла новую страницу в градостроительстве, выразившуюся в регулировании застройки, внедрении европейских стилей и использовании типового проектирования в светской и культовой архитектуре. Реализация этих принципов определила историко-культурные параллели внешнего облика городов Нового времени. Думается, И.И. Неплюев – один из верных птенцов «гнезда Петрова», имел еще одну причину названия Троицкой крепости в честь одного из главных догматов христианства, примером для подражания мог быть Петербург. В будущей столице крепость на Заячьем острове была заложена по распоряжению Петра 16 мая 1703 года в день Св. Троицы, в 1710 года на главной площади Санкт-Питербурха был освящен деревянный Троицкий собор в память основания крепости в день Св. Троицы, в этом же году государь повелел начать в новом городе возведение Троицкого Александро-Невского монастыря.

Image title

Регулярная планировка Петропавловской крепости в новой столице, стиль и декор одноименной церкви со шпилевидной колокольней через разосланные типовые проекты повторялись в культовой архитектуре провинциальных городов. Одно из таких подобий – Свято Троицкий собор в Троицкой крепости. Возведенный изначально в барочном стиле, после пожара 1842 года собор принял тот вид, который приводил в восхищение современников своим величием и изяществом. Он значительно вырос в объеме, с западной стороны церкви к трапезной примкнула четырехярусная колокольня. Форма храма осталась барочной, а декор фасадов приобрел черты классического стиля. Есть основание предполагать, что реконструкция собора выполнена в мастерских Д. Трезини его учениками. Это придало зданию «деловой» вид, демонстрируя тем самым стабильность, силу и мощь Российского государства. Сегодня, как и в 1920-е годы, храм является кафедральным собором Троицкой епархии.

Image title

Новопостроенные крепости населяли, большей частью, солдаты и офицеры линейных батальонов, а также яицкие и исетские казаки. Оренбургское казачье войско пополнялось переселенными в принудительном порядке уфимскими, самарскими, алексеевскими казаками. Для удовлетворения религиозных потребностей в крупных крепостях с их основания устраивались церкви-палатки, вскоре сменившиеся деревянными церквями, а в конце XVIII – середине XIХ века каменными храмами. Таким образом, жители укрепленных пунктов на землях бывшего Среднего киргиз-кайсацкого жуза стали первыми христианами Оренбургского края, надолго обосновавшимися здесь.

*  *  *

В 1830–1840-е годы, в ходе обустройства Новой пограничной линии от Орской до Троицкой крепости, в станицы и поселки стали переселять крещеных калмыков упраздненного Ставропольского войска, казаков старых крепостей, в том числе казаков из мордвы, чувашей, татар-мусульман, нагайбаков, а также записанных в войсковое сословие государственных крестьян и отставных солдат.

С середины XIX века Троицкий уезд включал в себя деревни, казачьи поселки и станицы нынешних Еманжелинского, Пластовского, Троицкого, Увельского, Уйского, Чебаркульского районов, а также Карабалыкского района Костанайской обл.

В дальнейшем Южный Урал неоднократно принимал волны миграций – стихийной и организованной, в том числе, принудительной. В совокупности с крепостным и заводским строительством, этнорелигиозное и сословное многообразие населения способствовало формированию своеобразной социокультурной ситуации в уральских губерниях и епархиях – Пермской, Екатеринбургской, Оренбургской и Уфимской. Среди факторов, затруднявших адаптацию переселенцев, были огромные, слабо заселенные территории, удаленность селений от храма, недостаточность духовенства, угроза нападения кочевников (киргиз-кайсаки (казахи) – аборигены южноуральских степей), влияние старообрядцев, сектантов, мусульман и язычников, разнообразие культурного опыта приезжих. Переселенцы привносили в новую среду обитания привычный для них уклад жизни, обычаи и обряды. Эти обстоятельства требовали от местной государственной и церковной власти чрезмерных усилий для организации и поддержания церковно-общественной жизни.

До образования 19 декабря 1799 года Оренбургской епархии, территории современного Челябинска, Троицкого и Верхнеуральского района входили в состав Тобольской губернии и епархии. С 1799 по 1859 год Оренбургская епархия включала в себя приходы будущих собственно Оренбургской и Уфимской епархий, учреждение которых в качестве самостоятельных произошло в 1859 году. С 1859 года Оренбургские преосвященные носили титул «Оренбургский и Уральский», с 1908 года, когда земли Уральского казачьего войска были переданы Самарской губернии, – «Оренбургский и Тургайский». В 1915 году Оренбургская епархия насчитывала 854 прихода, из них 100 приходов – в Троицком уезде, с 1859 по 1915 год число церквей в епархии возросло почти в четыре раза. Управление обширной епархией становилось все более обременительным для одного епископа, поэтому были открыты викариатства: Челябинское (1908 г .) и Кустанайское (1914 г .). Революционные события ускорили процесс дробления Оренбургской епархии, 3 сентября 1918 года на Поместном Соборе РПЦ было подписано постановление об образовании самостоятельной Челябинско-Троицкой епархии. Только через год в Челябинск прибыл правящий архиерей – епископ Дионисий (Прозоровский), но становление новой епархии затруднилось атеистической политикой Советской власти и расколом внутри Православной церкви.

Как и почти век назад, так и ныне открывается новая страница в истории государства, Церкви и народа, требующая формулировки современных задач и способов их решения в неизменной перспективе стремления к Божественной Вечности.

Подготовила Елена Королева

СВЯТЫЕ НОВОМУЧЕНИКИ ТРОИЦКОЙ ЕПАРХИИ

ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИК ГАВРИИЛ (Гур Гавриил Иванович) (1898 – 1937), канонизирован по представлению Московской епархии, был послушником Николаевского монастыря Троицкого уезда Челябинской губернии с 1918 по 1922 гг. (Ныне на этом месте в д. Кадомцево монастырский скит, возрождается Николаевский мужской монастырь Троицкой епархии).

Память 6 ноября, в Соборе Московских святых, Соборе Бутовских новомучеников и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Родился 24 апреля 1898 года в деревне Огородники Царевской волости Слуцкого уезда Минской губернии в семье крестьянина. После смерти отца в 1918 году поступил послушником в Николаевский монастырь Челябинской епархии, где подвизался до закрытия обители в 1922 году, после чего отправился на Афон, где пробыл до 1925 года. 22 января 1925 года был пострижен в монашество в Николаевском кафедральном соборе в городе Баку с именем Гавриил, а 6 ноября того же года рукоположен во иеродиакона. С 4 марта 1929 года служил в Благовещенской церкви в Павловой Слободе Воскресенского района Московской области. В октябре 1929  года был рукоположен во иеромонаха. 13 февраля 1930 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило иеромонаха Гавриила к трем годам заключения в концлагерь, и он был отправлен в Печерские лагеря.

Вернувшись из заключения в 1933 году, он был направлен служить в Вознесенскую церковь в селе Рахманово Пушкинского района, а затем переведен в Никольский храм в Савинской Слободе Звенигородского района, где ему пришлось прослужить всего один месяц, так как советские власти отказались его прописывать.

Отец Гавриил уехал в Клинский район и служил в Троицкой церкви села Бирева, Одигитриевской - села Воронина и Николаевской - села Голенищева. Все переводы были связаны с опасением нового ареста.

Иеромонах Гавриил был арестован 29 сентября 1937 года.

В качестве лжесвидетеля был вызван псаломщик храма в селе Лисинцево, который показал, что был у священника дома три раза и может засвидетельствовать, что иеромонах Гавриил «человек, антисоветски настроенный», что относительно новой конституции он говорил: «Эта новая конституция сейчас нам никакой пользы не приносит, она написана только на бумаге для обмана народа. Новая конституция, а расстрелов стало больше, ждать хорошего от этой новой конституции нам не приходится, — наоборот, на нас стало больше гонения». Кроме того, был вызван в качестве дежурного свидетеля один из священников города Москвы.

13 ноября 1937 года следствие было закончено.

17 ноября тройка НКВД по Московской области приговорила отца Гавриила к расстрелу за "контрреволюционную фашистскую агитацию и распространение слухов о голоде". После приговора он был перевезен в Бутырскую тюрьму в Москве.

Расстрелян 19 ноября 1937 года на полигоне Бутово под Москвой, погребен в безвестной общей могиле.

Причислен к лику святых новомучеников Российских постановлением Священного Синода 12 марта 2002 года для общецерковного почитания.

 

МУЧЕНИК ФЕОДОР ЧИМКЕНТСКИЙ (Феодор Дмитриевич Захаров, 1874 - 1937), канонизирован по представлению Чимкентской епархии.

День памяти 27 августа.

Родился 13 апреля 1874 года в пос. Углицком Чесменского уезда Оренбургской губернии (ныне Чесменский район Челябинской области) в потомственной казачьей семье.

Арестован в г. Чимкенте ОУ НКВД 27 июля 1937 года  по груп­по­во­му де­лу «ар­хи­епи­ско­па Алек­сия (Ор­ло­ва) и др. г. Чим­кент, 1937 г.». Содержался в Чимкентской тюрьме. В архивном уголовном деле имеется справка: «Захаров В. Д., ведя бродячий образ жизни, бывает в разных местностях Казахстана и проводит среди населения антисоветскую агитацию кле­вет­ни­че­ско­го ха­рак­те­ра по адре­су во­ждей пар­тии и сов­пра­ви­тель­ства. Кроме того, является непосредственным исполнителем контрреволюционной деятельности Ташкентского митрополита и местных а/с архиереев, т. е. выполняет роль связиста между отдельными к/р группированиями церковников и их руководителей».

23 ав­гу­ста 1937 г. по де­лу N723, по об­ви­не­нию мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла (Смир­но­ва), мит­ро­по­ли­та Иоси­фа (Пет­ро­вых), ар­хи­епи­ско­па Алек­сия (Ор­ло­ва) и дру­гих бы­ло вы­не­се­но об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, в ко­то­ром сре­ди про­че­го го­во­ри­лось: «За­ха­ров Фе­дор – свя­зист меж­ду цен­тром и к/р ячей­ка­ми его на тер­ри­то­рии Ка­зах­ста­на, Уз­бе­ки­ста­на и Кир­ги­зии. Сре­ди на­се­ле­ния вел к/р аги­та­цию. За­ни­мал­ся пре­по­да­ва­ни­ем за­ко­на Бо­жия».
На до­про­се Фе­дор Дмит­ри­е­вич за­явил, что «ни к ка­кой к/р ор­га­ни­за­ции <…> не при­над­ле­жал и ни­ка­кой к/р ра­бо­ты <…> не вел».

23 августа 1937 года заседание тройки УНКВД по Южно-Казахстанской области

ПОСТАНОВИЛО:

протоиерея Владимира Смирнова,

протоиерея Николая Толгского,

схиархимандрита Елевферия (Печенникова),

игумению Еву (Павлову),

монахиню Евдокию (Перевозникову),

Феодора Захарова

РАССТРЕЛЯТЬ.

Приговор приведен в исполнение 27 августа 1937 года.

Расстрелы совершались близ г. Чимкента в местности, называемой Лисья балка.

Там же происходили захоронения.

 

МУЧЕНИЦА ПАРАСКЕВА КОЧНЕВА (1890 – 1939), канонизирована по представлению Московской епархии. Родилась с. Кочнево Оренбургской губернии (ныне Уйский район Челябинской области).

День памяти 8 апреля.

Параскева Степановна родилась в крестьянской семье. Окон­чи­ла сель­скую шко­лу, жи­ла с ро­ди­те­ля­ми, во вре­мя го­не­ний на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь при­слу­жи­ва­ла при хра­ме в род­ном се­ле. В 1932 го­ду вла­сти по­тре­бо­ва­ли от рев­ност­ной цер­ков­ни­цы, за­щи­щав­шей храм от за­кры­тия, чтобы она по­ки­ну­ла се­ло, и Па­рас­ке­ва пе­ре­еха­ла в го­род Ми­асс Че­ля­бин­ской об­ла­сти, где устро­и­лась сто­ро­жем при хра­ме свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го. Здесь у нее вы­шла раз­молв­ка с пса­лом­щи­цей, на­ру­шав­шей, по мне­нию Па­рас­ке­вы, цер­ков­ный устав, и она уеха­ла в се­ло Воз­не­сен­ское, где ста­ла по­мо­гать в Воз­не­сен­ском хра­ме. Через год Па­рас­ке­ва вер­ну­лась в Ми­асс в Алек­сан­дро-Нев­ский храм, и ее вы­бра­ли чле­ном цер­ков­ной два­дцат­ки.

В 1937 го­ду вла­сти аре­сто­ва­ли свя­щен­ни­ка Алек­сан­дро-Нев­ско­го хра­ма, и ве­ру­ю­щие ста­ли ис­кать дру­го­го свя­щен­ни­ка, но всех, ко­го ни на­хо­ди­ли они, от­ка­зы­ва­лись ре­ги­стри­ро­вать мест­ные вла­сти, и Па­рас­ке­ва пред­ло­жи­ла чле­нам два­дцат­ки на­пи­сать жа­ло­бу во ВЦИК. При­е­хав в Моск­ву 27 де­каб­ря 1937 го­да, она по­да­ла жа­ло­бу чи­нов­ни­кам ВЦИКа, а са­ма от­пра­ви­лась на при­ем к за­ме­сти­те­лю Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­ту Сер­гию (Стра­го­род­ско­му) с прось­бой при­слать им свя­щен­ни­ка. Мит­ро­по­лит Сер­гий бла­го­сло­вил ехать слу­жить в храм Алек­сандра Нев­ско­го си­дев­ше­го в при­ем­ной и про­сив­ше­го ме­ста свя­щен­ни­ка. Из Пат­ри­ар­хии они сра­зу же от­пра­ви­лись на Ка­зан­ский вок­зал, где ку­пи­ли би­ле­ты, 30 де­каб­ря со­би­ра­ясь вы­ехать в Ми­асс.

Свя­щен­ник был ро­дом из Бес­са­ра­бии, ото­шед­шей в то вре­мя к Ру­мы­нии. Там жи­ли его ро­ди­те­ли и все род­ствен­ни­ки, и он имел на­ме­ре­ние пе­ре­ехать из со­вет­ской Рос­сии на ро­ди­ну. В один из при­ез­дов в Моск­ву он по­дал до­ку­мен­ты в Ру­мын­ское кон­суль­ство, и те­перь, ре­шив ис­поль­зо­вать вре­мя до отъ­ез­да, от­пра­вил­ся в кон­суль­ство, чтобы на­ве­сти справ­ки, нет ли от­ве­та на его про­ше­ние о въез­де в Ру­мы­нию. Это бы­ло 29 де­каб­ря. По­сле по­се­ще­ния кон­суль­ства свя­щен­ник от­пра­вил­ся на Ка­зан­ский вок­зал – здесь он был аре­сто­ван, а вме­сте с ним Па­рас­ке­ва. Они бы­ли за­клю­че­ны в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве и в тот же день до­про­ше­ны.

– Вы яв­ля­е­тесь чле­ном два­дцат­ки церк­ви Алек­сандра Нев­ско­го? – спро­сил Па­рас­ке­ву сле­до­ва­тель.

– Я яв­ля­юсь ак­тив­ной цер­ков­ни­цей, ор­га­ни­зо­вав­шей под­пи­си под за­яв­ле­ни­ем, ко­то­рое мною бы­ло пе­ре­да­но во ВЦИК, и яв­ля­юсь чле­ном два­дцат­ки хра­ма Алек­сандра Нев­ско­го в Ми­ас­се.

– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы сре­ди окру­жа­ю­щих вас лиц ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию и рас­про­стра­ня­ли про­во­ка­ци­он­ные слу­хи о ско­рой ги­бе­ли со­вет­ской вла­сти и вто­ром при­ше­ствии Хри­ста. Вы это под­твер­жда­е­те?

– Нет, я это от­ри­цаю.

– Уточ­ни­те, чем вы за­ни­ма­лись до аре­ста?

– До аре­ста я за­ни­ма­лась ис­клю­чи­тель­но охра­ной церк­ви – сто­ро­жи­ла. Кро­ме то­го, я со­сто­я­ла в цер­ков­ной два­дцат­ке.

14 фев­ра­ля 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Па­рас­ке­ву к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь, и она бы­ла от­прав­ле­на в Бам­лаг, в Бу­ре­ин­ский же­лез­но­до­рож­ный ла­герь на стан­ции Из­вест­ко­вая.

Па­рас­ке­ва Коч­не­ва бы­ла раз­дав­ле­на во вре­мя ра­бо­ты и скон­ча­лась в ла­гер­ном ла­за­ре­те от ран 8 ап­ре­ля 1939 го­да.